Анастасия Фомичева
IN LAW
IN LIFE
Анастасия Фомичева
IN LAW
  • Юрист с 15-летним стажем.
  • Окончила Университет культуры и искусства им. Н.К. Крупской, бакалавриат и магистратуру юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.
  • Основатель, совладелец и партнер юридической фирмы LEGAL PRO.
  • Является руководителем практики «Корпоративное право и сделки M&A».
  • Владеет четырьмя иностранными языками.
Cпециализация: консультирование клиентов по структурированию и заключению сделок M&A, а также по вопросам антимонопольного, коммерческого и корпоративного права.
IN LIFE
  • Увлекается фигурным катанием.
  • Любимый фигурист: их двое – Алексей Ягудин и Юдзуру Ханню, они творят чудеса.
  • Любит смотреть футбол. Любимая команда – Ювентус.
  • Занимается йогой.
  • Тренер, оставивший след в душе: Юлиана Жаворонкова.
  • Обожает итальянскую кухню.
  • Изучает искусство и архитектуру эпохи модерна, в основном петербургский северный модерн.
  • Много читает и любит творчество постимпрессионистов.
  • Любимый художник: Анри де Тулуз-Лотрек, его судьба, отношение к искусству, себе и своей жизни вызывают у меня уважение и преклонение перед его талантом как творца и перед его достоинством как человека.
  • Любимая актриса: Алиса Бруновна Фрейндлих, скромный, милый, интеллигентный гений.
  • Любимая книга: Король Матиуш Первый, Януш Корчак.
Для меня очень важно находиться в согласии с самой собой, любить то, что я делаю, получать удовольствие от каждого проживаемого дня, каждого события, которое приходит в мою жизнь, находить плюсы в любой ситуации, дышать полной грудью, интересно жить и просто быть собой.
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева: «Верьте в себя и идите вперед»

Однажды выпускница Университета культуры и искусства им. Н.К. Крупской Анастасия Фомичева круто изменила свою жизнь и судьбу, променяв воздушный плащ искусствоведа на суровую тогу юриста. О том, как это с ней случилось, что подвинуло на этот шаг, как она чувствует себя в своем нынешнем качестве и к чему стремится, наше интервью.

Казалось бы, сейчас в обществе нет места предрассудкам касательно «женских» или «мужских» специальностей, и различия между ними уже давно стерты. Но в России на практике дела обстоят по-другому. Своим мнением на этот счет поделилась Анастасия Фомичева, опытный юрист и совладелец юридической фирмы. Также она рассказала, как прошла путь от младшего юриста до управления собственной успешной компанией.

– Какие «неженские» профессии существуют сегодня? Тяжело ли женщине примерять их на себя, можно ли отнести юристов к категории «неженской» профессии?

– Вопрос интересный и сложный одновременно. Если говорить о «неженских» профессиях формально юридически, то стоит заметить, что на сегодняшний день в России законодательно утвержден список из 456 «запрещенных» профессий, на которые принимать женщин, мягко скажем, не рекомендовано. Например, на должность машиниста поезда, капитана морского судна или космонавта женщину не примут, и основанием для такого решения станет именно ссылка на указанный список.

Очевидно, что само по себе существование такого списка профессий, равно как и наличие возможности у работодателей ссылаться на него как на основание для отказа в приеме женщины на работу, являются дискриминацией. Безусловно, изначально этот перечень определялся с учетом вредности той или иной профессии или условий труда для здоровья женщины. Согласно действующей судебной практике такой «запрет нацелен на защиту репродуктивного здоровья женщин». Я убеждена, что базовая ошибка здесь не в законе или судебной практике, но в системе ценностей в обществе. Недопустимо разделять условия труда, определяя вредность таких условий отдельно для мужчин и женщин. На мой взгляд, если условия труда вредны, то они вредны как для мужчин, так и для женщин.

Я согласна с мнением Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин и считаю, что такие ограничения в отношении женщин «подрывают социальный статус женщин и их образовательные и профессиональные перспективы». Список этот, несомненно, следует пересмотреть или признать недействующим.

Справедливости ради стоит отметить, что после многочисленных судебных дел, включая дела в международных судах, глава Министерства труда России неоднократно заявлял о планах по пересмотру указанного перечня, однако, насколько мне известно, в настоящее время никаких изменений в перечень не вносили.

А насчет того, можно ли назвать профессию юриста неженской, я думаю, что нет. Я убеждена, что в этой профессии есть место и для женщин, и для мужчин. Главное, чтобы человеку было интересно заниматься правом, изучать его и понимать. Однако стоит признать, что различия между мужчинами и женщинами в юриспруденции имеют место.


Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
Анастасия Фомичева
1/1

– В чем заключаются эти различия? С кем вам больше нравится работать – с мужчинами или женщинами?

– Конечно, эти различия не имеют отношения к дискриминации, о которой мы говорили, а, скорее, относятся к психосоциальным особенностям поведения и отчасти мироощущения мужчин и женщин. Многие отмечают, что подход к организации работы, решению различных задач, оценке ситуации у мужчин и женщин отличается. На мой взгляд, мужчины рассматривают ситуацию, поставленную задачу отстраненно, скажем, в контексте обстоятельств. По крайней мере, большинство мужчин, которых я встречала в профессии, именно такие. Они любят смотреть на проект более глобально и не задаются вопросом о конкретных ошибках в отдельно взятом документе, а анализируют картину в целом, мыслят стратегически. Поэтому неудивительно, что при наличии знаний и умений мужчина в конечном итоге часто занимает позицию главы, лидера группы, практики.

На мой взгляд, женщина имеет более практический взгляд на задачу, увлечена деталями, подробностями. По крайней мере, я такая. Мне кажется, женщины намного внимательнее к документам, более усидчивы, готовы уделять много времени мелочам, ибо в них подчас кроется решение вопроса.

Однажды выпускница Университета культуры и искусства им. Н.К. Крупской Анастасия Фомичева круто изменила свою жизнь и судьбу, променяв воздушный плащ искусствоведа на суровую тогу юриста.

Бесспорно, есть и усидчивые мужчины, и женщины со стратегическим мышлением. И последние великолепны. Я счастлива, что встречала таких женщин и искренне восхищаюсь ими и в профессии, и в жизни.

Лично мне больше нравится сотрудничать с женщинами, особенно при работе над сделкой M&A (mergers & acquisitions), в режиме многозадачности, где подчас мелочи решают все и очень важны такие качества специалиста, как прагматичность, усидчивость и внимательный подход к решению любой задачи. Как известно, дьявол кроется в деталях.

– По образованию вы искусствовед, в какой-то мере творческий человек. Когда пришло желание попробовать себя в юриспруденции? Какие обстоятельства этому способствовали? Тяжело ли после мира искусства входить в мир законов?

– Желание стать юристом в моем случае формировалось постепенно.

После окончания Университета культуры и искусства имени Н.К. Крупской я некоторое время работала переводчиком в маленькой компании. В рамках исполнения своих трудовых обязанностей мне приходилось переводить и правовые тексты: договоры, правила, инструкции и т.п. В какой-то момент я осознала, что испытываю определенные трудности с переводом таких документов, ибо прежде сталкивалась только с переводом текстов искусствоведческого и художественного характера. Я видела, что юридический язык текстов сложен и непонятен для меня, хотя английским языком я владела хорошо. Это был первый звоночек, когда я отметила у себя в голове, что нужно получить какое-то дополнительное образование.

Затем я стала ясно осознавать, что реальный мир вокруг и мое мироощущение очень разнятся. Иными словами, я воспринимала мир будучи в розовых очках. Иногда становилось не по себе от осознания, что я не понимаю, как общаться с госорганами, куда идти, если требуется решать задачи правового характера или вопросы, связанные с миром правил и законов.

При этом коллеги из юридического отдела на работе вызывали интерес и уважение не только за свою способность решать сложные и многосоставные задачи, включая судебные споры, но и за интеллигентность, тактичность, сдержанность и порядочность. Я часто с благодарностью вспоминаю этих замечательных людей, потому что именно глядя на их работу, я решила, что хочу быть такой же и заниматься тем же.

Как любой школьник в Санкт-Петербурге, я всегда мечтала учиться в Большом универе. Когда я, наконец, приняла определившее мою карьеру решение вернуться к учебе, я сдала экзамены и с легкостью поступила на юридический факультет СПбГУ.

Училась на специальном факультете для студентов, уже получивших первое высшее образование. Все общеобразовательные программы мне зачли из первого диплома Университета культуры и искусства, и на факультете мы изучали только профессиональные дисциплины. Учились каждый день по вечерам, после работы, в течение четырех лет.

Я воспринимала мир будучи в розовых очках. Иногда становилось не по себе от осознания, что я не понимаю, как общаться с госорганами, куда идти, если требуется решать задачи правового характера или вопросы, связанные с миром правил и законов.

Честно признаюсь, что учиться на юридическом факультете и вливаться в этот мир сложных смыслов и фраз было очень тяжело, особенно учитывая, что я была уже взрослым человеком с первым высшим образованием, очень далеким от юриспруденции. Это сейчас совершенно спокойно и быстро произносишь, не задумываясь, фразы из договоров и законов: «арендодатель обязан предоставить помещение в пользование и владение...» или «за неисполнение или ненадлежащее исполнение настоящего договора Стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации...» и так далее. Совершенно спокойно можешь составить любой документ в голове. Но тогда все было в новинку. Когда я в первый раз сдавала экзамен по римскому праву, я говорила, наверное, по слову в минуту. Так мне было тяжело подбирать слова и составлять правильные фразы при подготовке ответа на экзаменационный вопрос. Кстати, мне тогда поставили «четыре», и я очень горжусь этим.

Честно говоря, мне так было сложно учиться и понимать информацию, которую нам доносили, что даже был момент, когда я подумала: все, больше не могу, надо уходить из института. Я ведь еще работала в первой половине дня и очень уставала бегать на лекции каждый день, вместо отпуска сдавать сессии, по ночам готовиться к семинарам и экзаменам. Но решила, что если я хочу поменять свою жизнь и закончить университет, то нужно не только читать учебники, но и получать практический опыт. Нашла работу младшего юриста в пивоваренной компании «Вена». Эта компания стала моей альма-матер в новой профессии, здесь я получила первый практический опыт и почувствовала себя настоящим юристом.

Очень благодарна своей маме, которая всегда говорила: «Ты можешь не работать, я возьму эти расходы на себя. Но если ты начала учиться, будь любезна, закончи». При этом я не только закончила университет, но еще и получила профессиональный опыт.

В компании «Вена» был небольшой юридический отдел, к слову сказать, возглавляемый женщиной. Очень благодарна Елене Викторовне за терпение и такт, за воспитание профессионала, за введение в профессию, за первые «правовые основания» и первые «ищите смысл нормы». Она безропотно отпускала меня на лекции и сессии, но при этом требовала точного исполнения поставленных задач и самоотдачи. Работать там было очень интересно, приходилось заниматься всеми областями права: вопросами интеллектуальной собственности, гражданским, трудовым, договорным и корпоративным правом, регистрацией памятников истории (здания завода «Вена» являются исторической ценностью города), взаимодействовать с госорганами и решать массу сопутствующих задач.

Затем в жизни компании начался важный этап – присоединение к известной на весь мир пивоваренной компании «Балтика», компании с длинной и интереснейшей историей существования и выживания. При объединении служб моя руководительница настояла и на моем переводе в «Балтику» сначала в должности помощника начальника юридического отдела, а затем – юриста, специалиста по работе с ценными бумагами. Здесь задачи были уже более отраслевыми, я занималась корпоративным правом, а точнее, юридической поддержкой жизни большой корпорации – акционерного общества. Для любого «корпоративщика» самое интересное – это работать в крупном акционерном обществе с большим количеством акционеров и пройти такие проекты, как присоединение обществ, выкуп пакетов акций, организация работы с акционерами.

Это было очень интересно.

Решая огромный объем разнообразных задач, я получила колоссальный опыт. Поэтому сдавать экзамены в институте мне было легко – я понимала, как все положения и законы работают на практике.

– Как вы оказались в консалтинге?

– Когда в «Балтике» наступил, скажем так, спокойный период, и крупные задачи, поставленные руководством, были решены, я решилась на сложный для себя шаг. К тому моменту я уже довольно долго работала инхаусом, а меня пригласили попробовать себя в консалтинге. Мне нравилась работа инхауса, но было ощущение, то впереди ждет что-то еще. Тем более лучше жалеть о том, что сделал. Поэтому я решила перейти в консалтинг. При этом я до сих пор иногда приезжаю в «Балтику», встречаюсь с моими дорогими коллегами и чувствую себя там как дома.

Как-то во время разговора со мной Владислав Юрьевич ответил на телефонный звонок, затем посмотрел на меня и сказал в трубку: «Наш юрист Анастасия Фомичева свяжется с вами и будет вести работу над проектом». Так я начала работу над первой в моей жизни сделкой M&A  .

Я перешла в шведскую юридическую фирму Mannheimer Swartling. С учетом имеющегося опыта инхауса меня сразу приняли на должность юриста. Это была должность среднего звена, поэтому я выполняла узко отдельные задачи из области корпоративного, миграционного, трудового, антимонопольного права, а проекты целиком не вела.

Будучи начинающим «консалтером», я многого не знала, нуждалась в помощи и поддержке. И очень благодарна этой компании и коллегам, которые там работали: они всегда находили время помочь, делились знаниями, рассуждали и объясняли логику юридических действий. Пожалуй, это был самый ценный опыт – работа и общение со специалистами высокого класса, которые к тому же были славными и интересными людьми.

Юрист всегда должен развиваться, и мне захотелось нового опыта и новых горизонтов. После трех лет работы в Mannheimer Swartling я перешла в юридическую фирму Capital Legal Services, в которой работала до недавнего времени. Именно в этой компании я прошла путь от юриста до старшего юриста, именно здесь я перешла от выполнения небольших задач к самостоятельной работе над проектами, сделками, к управлению своей группой. Я даже не заметила, как пролетело шесть лет работы. Так это было интересно, так много нового я узнавала, в такие тонкости работы и науки меня посвящали. По-моему, эта компания – зеркальное отражение натуры ее основателя и бессменного лидера Владислава Юрьевича, его характера и индивидуальных черт. Оригинальный, интересный, харизматичный, он любил ставить мне амбициозные задачи и с удовольствием включался в процесс работы над очередным проектом, подсказывая и направляя.

– Какой проект для вас стал самым знаковым?

– Как-то во время разговора со мной Владислав Юрьевич ответил на телефонный звонок, затем посмотрел на меня и сказал в трубку: «Наш юрист Анастасия Фомичева свяжется с вами и будет вести работу над проектом». Так я начала работу над первой в моей жизни сделкой M&A  – продажей части крупного российского бизнеса тяжелой строительной техники австрийским покупателям. Я не знала, как вести работу, структурировать сделку, не имела представления об австрийском праве (знала только английское). Это был самый замечательный в моей жизни проект и колоссальный опыт. Мне и моей команде при поддержке опытных старших коллег и партнеров (которым приходилось и жилетку подставлять) удалось завершить эту сделку на условиях, комфортных для клиента, согласно его желаниям и ожиданиям. С этим клиентом я общаюсь до сих пор. Недавно с той же командой, с которой мы провели ту знаковую сделку в 2013 году, мы осуществили похожую операцию. За эти годы мы стали не только коллегами, но и добрыми знакомыми.

Тогда же со мной произошел тот особый случай, который помог мне самоопределиться в профессии. Все та же сделка с австрийцами, и все тот же клиент. Я считаю его своим гуру в профессии, ибо он помог мне осознать себя как юриста. До этого у меня все время было ощущение, что юрист все-таки мужская профессия и мне в ней себя не найти, тем более с моим первым образованием и искусствоведческим взглядом на вещи.

Как-то мы пришли на очередные переговоры. Меня поразило, что в компании, участвовавшей в переговорах, я оказалась единственной женщиной. Я тихо обратилась к своему клиенту с вопросом, не смущает ли его, что его юрист – единственная женщина в этой комнате. На что получила ответ, который запомнила навсегда: «Анастасия, вы не понимаете, как мне повезло! Если мужчины, в том числе юристы, только знают, то женщина-юрист еще и чувствует!»

Это было откровение, после которого у меня словно крылья выросли. Я поняла, что я такое в этой профессии, поняла, как работать дальше. Поняла, что действительно необходимо ориентироваться на ощущения и да, именно в этой профессии. Особенно когда происходит общение с клиентом. К слову, сейчас свою личную стратегию и стратегию работы своей компании я выстраиваю, базируясь не только на пожеланиях клиента, но и на своих ощущениях. Я всегда разговариваю с клиентом больше, чем это нужно, чтобы он понял, что я за человек, что он может мне доверять и что я всегда буду защищать только его интересы.

Этот же клиент, после того как в рамках сотрудничества я сообщила ему о том, что долго не буду работать в связи с уходом в отпуск по беременности и родам, предложил мне попробовать себя в новом качестве – открыть свою компанию и продолжать сотрудничать в виде отдельной юридической фирмы. Юрист ведь, как зубной врач, к нему привыкают и прибегают к его услугам при любых переменах, главное, чтобы он был хорошим специалистом.

Так я создала юридическую фирму, где работала, оставаясь в профессии, и до, и после рождения ребенка. Конечно, это уже новый шаг в саморазвитии!

«Анастасия, вы не понимаете, как мне повезло! Если мужчины, в том числе юристы, только знают, то женщина-юрист еще и чувствует!»

– Расскажите о вашей компании.

– Компания небольшая, нас всего семь человек. Мы занимаемся тем, что нас привлекает, что нам нравится, от чего горят глаза: «корпоративка», трудовое право, договорное, антимонопольное.

Первый клиент компании – та самая фирма, которая участвовала в дебютной моей сделке M&A. Она со мной осталась, первой заключила со мной договор. Потом появились другие клиенты, с которыми мне очень интересно работать. Работа у нас не останавливается ни на секунду, мы ведем интересные проекты с довольно крупными партнерами.

О команде мне вообще не нужно было задумываться, она сформировалась сама собой из группы коллег, единомышленников и наших учеников. В этом году к нашей команде в качестве партнера и совладельца присоединилась Анна Чайкина – моя бывшая ученица, яркий и самобытный юрист.

– А почему в вашей компании работают только девушки? Это ваша принципиальная позиция?

– Не скажу, что это сделано преднамеренно. Скорее, так звезды сошлись. Всех членов нашей команды так или иначе связывает многолетнее общение. При этом, безусловно, мы абсолютно против любой дискриминации по половому признаку и при приеме на работу одинаково рассматриваем кандидатуры и мужчин, и женщин.

– Каким вы видите развитие вашей компании на рынке юридических услуг?

– Меня очень радует, что, несмотря на небольшой срок, нашей фирме удается довольно быстро развиваться. В этом году мы вступили в международную ассоциацию IR Global, объединяющую юристов, работающих в 155+ юрисдикциях, как эксклюзивный юридический консультант по вопросам корпоративного права в России. Сотрудничество с данной организацией позволяет нам помогать клиентам не только в России, но и за рубежом. Мы также сотрудничаем с несколькими европейскими юридическими фирмами, помогая их клиентам вести бизнес в России. Скажем так: в глобализации как стратегии, то есть объединении юристов разных стран для цели оказания квалифицированной помощи клиентам, мы видим развитие нашей компании.

Я уже 15 лет в профессии и только сейчас осознала, что почти все мои знакомые, с которыми я когда-то работала и начинала свой путь, стали партнерами известных юридических фирм.

– Как вы считаете, что для юридической компании лучше – партнерство или конкуренция?

– Случилось так, что партнерство стало одним из наших конкурентных преимуществ. Если клиенту нужны специалисты в других областях, мы привлекаем партнеров, в чьем качестве работы и отношении к клиенту уверены, и работаем с ними вместе.

Я уже 15 лет в профессии и только сейчас осознала, что почти все мои знакомые, с которыми я когда-то работала и начинала свой путь, стали партнерами известных юридических фирм. Я понимаю, что могу обратиться к ним с просьбой или за советом, и они мне не откажут. Несколько раз было и так, когда я со своими бывшими коллегами оказывались по разные стороны баррикад.

Например, так случилось со сделкой по продаже бизнеса австрийцам несколько лет назад. Австрийскую сторону представлял мой бывший коллега Антон, как раз один из тех юристов, который помогал мне ценными советами в Mannheimer Swartling. Он юрист с большой буквы, с энциклопедическими знаниями и глубоким пониманием природы права, специалист, который любую сделку может провести самостоятельно: от подготовки заявления в налоговую инспекцию до составления стратегического плана развития компании на десятилетия. И именно с ним мы оказались представителями разных сторон в сделке.

Был такой момент, когда он позвонил мне и сказал, что я не права, что мои предложения и требования к его клиенту необоснованны. Я отношусь к Антону с огромным пиететом, и, конечно, мне сразу захотелось признать его правоту и броситься исправлять ошибки. Но я сделала паузу и сказала: «Антон, давай мы с тобой вместе подумаем, какие документы нужны в этой ситуации и как их нужно оформлять». После совместного обсуждения Антон согласился со мной, и мы нашли конструктивное решение. Он сказал: «Я передам клиенту твою позицию и обосную ее. Он действительно не понял, почему нужны именно такие документы, и тебе стоило объяснить причины своих требований».

Теперь я всегда объясняю причины, раскрываю логическую цепочку и стараюсь простым языком объяснить собеседнику, почему в этой ситуации закон будет действовать так, а не иначе. Это очень важно, ведь большинство клиентов не имеют юридического образования, и точно так же, как и мне когда-то, им сложно понять замысловатые положения законодательства.

– Вы заранее вырабатываете стратегию работы с клиентом или выстраиваете ее в процессе работы?

– Начиная работать с клиентом, я рассказываю, как мы будем работать, объясняю свои принципы работы, определяю сроки и этапы исполнения задач, предлагаю стадии переговоров. Если клиента все устраивает, все моменты оговорены, задачи определены, то начинается полноценное сотрудничество. Конечно, в ходе работы над очередным проектом возникает масса вопросов и нюансов, мы часто встречаемся и разговариваем с клиентом, дабы избежать непонимания и сомнений.

Как говорил один из моих клиентов: «С вами всегда ощущение, что вокруг нас подушки и можно безопасно падать куда угодно». Вот такая вот стратегия.

Чаще всего мы работаем с клиентами, которые смотрят на вещи так же, как и мы. Поэтому стратегия работы с ними подчиняется общим правилам ведения бизнеса. Но, безусловно, могут быть определенные особенности.

Во-первых, я всегда работаю с «моими» клиентами, людьми, с которыми я разделяю общечеловеческие ценности, честность, открытость, доверие и профессиональные ценности в том числе. Если клиент и я говорим на разных языках, то мы, скорее всего, расстанемся, не сможем найти общий язык, а в таких обстоятельствах сложно работать. Это ощущается сразу при первых встречах. Конечно, все люди разные, а значит, и бизнес, который они создают или которым управляют, тоже. Но есть люди, ценности которых созвучны с моими. Для меня это идеальный клиент.

Недавно генеральный директор большого кораблестроительного завода попросил нас подготовить корпоративный договор по российскому праву в целях дальнейшего развития. Мы встретились и обсудили процесс работы и детали проекта. Я рассказала про свою компанию и объяснила, какие риски есть у клиента при работе с небольшой и молодой компанией. Директор ответил: «Нас не смущает, что вы маленькие, я знаю про ваш опыт, меня он вполне устраивает. Считаю, что для решения моей задачи именно вы можете мне помочь». И я поняла: наши ценности совпали.

По итогам работы стороны согласовали редакцию договора, которую мы предложили, он практически не претерпел изменений. Сотрудничество вышло приятным и конструктивным.

В финале работы мы обязательно уточняем, доволен ли клиент, что можно было бы сделать лучше, есть ли у него какие-либо пожелания. Для меня это очень важно – знать, что клиент доволен работой, и понимать, как сделать наше последующее взаимодействие столь же успешным и позитивным.

Тут можно вернуться к теме различий между мужчинами и женщинами в нашей профессии. Может быть, для мужчины-юриста не очень важно, доволен твой клиент или нет. Часто он просто ведет себя как профессионал и уверен в успехе. Будучи женщиной-юристом, я уверена, что клиент должен чувствовать мою поддержку, некую безопасность, гарантию спокойствия. Он должен знать, что по вопросам юридического характера всегда можно обратиться к своему юристу, который решит поставленную задачу. Как говорил один из моих клиентов: «С вами всегда ощущение, что вокруг нас подушки и можно безопасно падать куда угодно». Вот такая вот стратегия.

– Какие у вас планы как руководителя компании на ближайшее будущее?

– Мы развиваемся и очень хотим, чтобы нашу компанию узнавали на рынке как юридическую фирму с определенным подходом к работе с клиентом, внимательностью к его желаниям и потребностям. Мы хотим заниматься тем, что нам нравится. Например, корпоративным и трудовым правом, M&A и антимонопольным правом, которое для меня как ягодка на торте. Мы стараемся, чтобы наша компания была «домашней» компанией для своих клиентов, досконально знающей особенности их работы и повседневной жизни, потребности и задачи. Может это утопия, но я все-таки рискну.

Я обожаю фигурное катание, мне нравится в этом все: лед, ощущение скорости, выполнение упражнений, прыжки, шаги, танцевальные элементы, я радуюсь с первой секунды, как конек касается льда и до конца занятия, когда уставшая ухожу в раздевалку.

– Что помогает вам отвлечься от работы? Получается ли у вас отграничить работу от семьи и личной жизни?

До сих пор я не знаю, как отграничить личную жизнь от работы, потому что работа проникает во все сферы твоего бытия. Юрист, как никто другой, подвержен профессиональной деформации. Даже в психологическом плане: меняется речь, представление себя, мышление. Все дома знают, как для меня важно общение с клиентом, и поэтому нормально реагируют на разговоры «по работе» в выходные дни и в нерабочее время.

Честно признаюсь: я не могу разделять жизнь и работу. И поэтому стараюсь получать удовольствие от всего того, что делаю и в личной жизни, и на работе. Жизнь слишком коротка, чтобы делать то, что тебе не нравится. Поэтому важно получать удовольствие от всего – от общения с клиентами, от чтения документов, от общения с коллегами, от коммуникации с контрагентами и от других вещей, которыми богата жизнь юриста.

Конечно, у меня есть увлечения, не связанные с работой. Я обожаю фигурное катание, мне нравится в этом все: лед, ощущение скорости, выполнение упражнений, прыжки, шаги, танцевальные элементы, я радуюсь с первой секунды, как конек касается льда и до конца занятия, когда уставшая ухожу в раздевалку. Я занимаюсь с настоящим профессионалом – Екатериной Елесиной, тренером, который преподает в школе «Бриллиантовый лед» на катке в Таврическом саду. При этом я считаю, что фигурное катание способствует моему развитию в том числе как юриста: тренирует концентрацию, внимание, самообладание. А такие вещи нужны, мне кажется, каждому профессионалу.

А еще я люблю смотреть футбол. Муж – большой любитель этого вида спорта. Он очень увлеченно рассказывал мне про футбол то, что могло быть интересно: о расстановке игроков на поле, об изменении стратегии игры по ходу матча, о тактике команды на поле, о плюсах и минусах различных систем тренировки. Благодаря ему я тоже полюбила футбол.

– Чтобы вы посоветовали женщинам-юристам, которые хотят найти себя и стать успешными в профессии?

– В первую очередь нужно любить то, что ты делаешь. Правило применимо для всех, не только для юристов.

Также в развитии своего бизнеса и вообще в любой профессии, связанной с обслуживанием клиентов, во главе угла всегда должны стоять потребности клиента и его пожелания.

И самое главное: верьте в себя и идите вперед!


Текст: Кристина Фирсова
Фото: Юлии Курбатовой


Читать дальшеСкрыть

Письмо главреду