Ольга Волкова
IN LAW
IN LIFE
Ольга Волкова
IN LAW
  • Адвокат, член Адвокатской палаты г. Москвы.
  • Сооснователь первого адвокатского проекта по защите прав женщин и детей в семейных спорах «Женщины Vправе».
  • Учредитель Московской городской коллегии адвокатов «Правовая поддержка бизнеса».
  • Окончила с отличием юридический факультет Кемеровского государственного университета, 2002 г.
  • Получила диплом о втором высшем образовании по специальности экономист, профиль «Бухгалтерский учет, анализ, аудит», Кемеровский политехнический университет, 2007 г.
  • Дополнительное к высшему образованию по направлению «Налоговый консалтинг», Высшая школа экономики, 2015.
  • Практикую в качестве адвоката с 2004 г.
Телефон:
8 800 511 05 48
Сайт:
women-rights.com
Специализация: семейное право, правовое обеспечение деятельности малого предпринимательства. Гид по правам женщин. Перевожу с юридического языка на человеческий. Просто рассказываю о сложном. Помогаю женщинам сократить путь от проблемы к помощи.
IN LIFE
  • «Помогатель» по жизни.
  • Умею увидеть проблему изнутри. Люблю вдохновлять и мотивировать. Могу раскрыть в человеке то, чего он сам иногда не замечает.
  • Авантюристка внутри, легко увлекаюсь и могу удивить своей непредсказуемостью.
  • Увлечения: путешествия, спорт, этикет, психология.
Телефон:
8 800 511 05 48
Сайт:
women-rights.com
Только в путешествиях могу отвлечься от работы. Занятия спортом позволяют повысить уровень гормонов радости, чувствовать себя более счастливой и идти с удовольствием в новый день, делая то, о чем еще вчера было страшно подумать. Этикет расширяет границы свободы, делает жизнь более предсказуемой, спасает от неприятных ситуаций и увеличивает наши возможности.
Ольга Волкова
ОЛЬГА ВОЛКОВА: «МНОГО УСПЕВАЮ И МНОГОЕ МОГУ!»

С Ольгой Волковой беседует автор проекта Lady in Law Александр Крохмалюк.

– Когда я узнал, что вы ведете проект практически с аналогичным названием, где еще эдакая победоносная V – «Женщины Vправе», я не на шутку встревожился. И задал себе вопрос: откуда взялась эта женщина? Кто она вообще? Так родилась идея этого интервью. И теперь я на полном основании спрашиваю: «Who is Mrs Volkova?»

– Я не москвичка. Приехала из маленького шахтерского городка. Он настолько маленький, что его можно пройти вдоль и поперек, чем мы с сестрой Надей и занимались все время – пешими прогулками от школы до работы мамы, туда и обратно. Еще тогда, в детстве, я поняла, что мне в этом городе тесно. В нем негде развернуться. А уже хотелось сделать что-то такое – масштабное и полезное. Но это что-то долго не вырисовывалось в ясную картинку. Поэтому решила начать с полезного – поступить на юридический факультет, что мы с сестрой и сделали.

– Одновременно?

– Да. Потому что мы близнецы.

– Классические?

– Многие путают! Мы монозиготные близнецы с идентичным ДНК.

– И она, как и вы, стала адвокатом?

– Нет, она инхаус-юрист, работает на швейцарскую компанию.

– Так, значит, если вы сейчас придете в швейцарскую компанию, вы можете там какое-то время продержаться?

– Да! (Смеется.) И она может продержаться на моем месте. Когда она приходит ко мне в офис, если не представляется, все думают, что это я.

– Что, и голос такой же?

– Мне сложно судить, но по телефону, говорят, что очень похож.

– И интонации, и мимика?

– В школе, в институте мы с ней были практически одно лицо. Но сейчас, естественно, со временем, с возрастом мы становимся менее похожи. Но люди все равно реагируют. У нас меньше, а вот в Европе, когда идем вместе по городу, люди улыбаются и спрашивают: «Twins? Twins?» А мы вроде разные уже. У одной волосы длиннее, у другой – короче. И по-разному одеты. И все равно каким-то образом нас путают.

– В каком институте вы учились?

– Мы окончили Кемеровский государственный университет.

Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
Ольга Волкова
1/1

– Удобно, наверное, было: одна один предмет выучила, другая – другой, друг за друга ответили – отлично!

– Экзамены, конечно, друг за друга мы не сдавали. Но однажды была курьезная история. На первом курсе я попросила сестру ответить на семинаре за меня: у меня тогда не сложились отношения то ли с предметом, то ли с преподавателем, но очень хотелось заработать автомат. Было очень страшно, но все получилось!

И еще однажды она ходила за меня в деканат. Ей ужасно это не понравилось. Там решались организационные моменты, связанные с участием в олимпиаде. Ей задали некоторые вопросы, ответы на которые она не знала. Потом я выслушала все, что она думает по этому поводу.

На первом курсе я попросила сестру ответить на семинаре за меня: у меня тогда не сложились отношения то ли с предметом, то ли с преподавателем, но очень хотелось заработать автомат. Было очень страшно, но все получилось!

– На олимпиады вы тоже вместе ездили?

– Не на все. На одной из олимпиад на четвертом курсе, которая проходила в Иркутске, мы познакомились с ребятами, которые уже работали в адвокатуре. Кстати, тогда подобралась очень интересная группа студентов – участников олимпиады. В секции гражданского права наш университет представлял сегодняшний заместитель министра юстиции РФ Денис Новак. Не помню, кто тогда какие места занял, но с ребятами мы подружились. И после окончания университета они пригласили пройти собеседование у адвоката, с которым работали, и который искал себе еще одного помощника. Так я оказалась в адвокатуре. Помню свой первый рабочий день. Меня ознакомили с длинным списком дел, находившимся в производстве адвоката, показали, что где стоит, куда звонить, и сообщили, что с завтрашнего дня у них отпуск на две недели.

– И как? Страшно, небось, было?

– Страшно – не то слово. Я думала, это катастрофа и дни мои в качестве помощника сочтены! Но времени на переживания, слава богу, было немного. Пришлось заниматься всем и сразу, что называется, в омут с головой. И спасибо адвокатам, с которыми я работала, это Александр Анатольевич Христенко, а чуть позднее – Ирина Станиславовна Скорюпина. Они задали очень высокую планку, заложили основы, которые помогали мне не раз справляться со сложными задачами. Вместе мы проработали три года. После чего коллегия адвокатов переехала в Москву. И я вслед за нею.

– А почему переехали? Им тоже тесно стало?

– Спасибо Александру Анатольевичу. Он амбициозный адвокат, и в определенный момент в Кемерове ему действительно стало тесно, в его планах всегда были мысли по построению коллегии адвокатов с известным на всю страну именем. В Москве наши дорожки разошлись, хотя мы до сих пор созваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками.

Я решила поработать на крупный бизнес, поскольку именно из этой сферы чаще всего были наши доверители и мне было интересно понять всю «кухню» изнутри. В это время одна крупная холдинговая компания с кемеровскими корнями как раз искала адвоката. Выбрали меня, мы стали сотрудничать и сотрудничаем до сих пор.

Я решила поработать на крупный бизнес, поскольку именно из этой сферы чаще всего были наши доверители и мне было интересно понять всю «кухню» изнутри.

– Вот говорят: дочерняя компания, материнская компания. А ведь там совсем не семейными делами занимаются?

(Смеется.) Далеко не семейными! Это выстраивание холдинговой структуры, оформление отношений с управляемыми компаниями, контроль за деятельностью юридических служб на местах, помощь в разрешении сложных юридических вопросов и многое другое.

– А почему вы не пошли туда работать на постоянной основе как инхаус?

– Я никогда не хотела работать инхаус-юристом всю жизнь. Мне нужен был опыт, и я нашла, как его получить. При этом никогда не приостанавливала статус и не прекращала непосредственной адвокатской деятельности.

– Отчего же вас из крупного бизнеса на дела семейные потянуло? Что побудило взяться за оказание помощи женщинам?

– Однажды я поняла, что получаю большее удовольствие, когда осязаю результат своей работы, когда вижу, как меняется жизнь доверителя, восстанавливаются его права, утверждается справедливость. Это совсем иная отдача от работы. Не в плане денег, а в плане человеческого участия. Я хотела видеть конкретного человека, контактировать с ним. Мне хотелось помогать ему непосредственно и видеть, что эта помощь нужна для разрешения конкретного жизненного вопроса. Спросите, почему помощь женщинам?

– Да. Был к этому какой-то толчок, наверное?

(На секунду задумалась.) Любым событиям в жизни что-то предшествует. Однажды, оказавшись в непростой личной ситуации, я увлеклась психологией. Меня интересовала прежде всего психология отношений. Погрузившись в нее, я поняла, что психология – бездонна, в ней спрятаны ключи для разгадки многих семейных тайн. Не только касающихся супружеских отношений, но и отношений с детьми. У меня маленькая дочь, 8 лет. Я пыталась понять, почему в некоторых ситуациях она ведет себя не так, как мне хотелось бы. Начала вникать в тонкости и поняла, что столько ошибок наделала, столько дров наломала!

– И принялись их исправлять?

– Да. На своих первых детях мы, к сожалению, тренируемся. Поэтому надеюсь, что, когда у меня будет второй ребенок, я совершу меньше ошибок.

Однажды я поняла, что получаю большее удовольствие, когда осязаю результат своей работы, когда вижу, как меняется жизнь доверителя, восстанавливаются его права, утверждается справедливость. Это совсем иная отдача от работы.

– Что для вас, как юриста-практика, значит психология?

– Увлекшись этой темой, я однажды оказалась на YouTube-канале одного из психологов. Она занималась женской тематикой и рассказывала о тех ситуациях, с которыми сталкиваются женщины в период развода. Я увидела, как много женщин нуждаются в помощи! Многие из них писали в комментариях, что им требуется адвокат. Были даже какие-то трансграничные случаи. Я читала эти откровения и понимала: вот где настоящие трагедии, вот где причудливые повороты жизни, в которых не достает важного элемента – реальной защиты. Но мне тогда казалось, что я еще не готова сделать это направление главным в своей практике, хотя к тому времени уже провела не один бракоразводный процесс. Я говорила себе: не сейчас, может быть, попозже. И продолжала заниматься личностным и профессиональным ростом, посещала различные курсы, практики...

На одном из известных женских курсов необходимо было заполнить анкету – в двух строчках написать о себе, кто ты, чем занимаешься или хочешь заниматься. Признаюсь, я думала долго. Тогда для меня была цель обратиться к себе, услышать себя, понять, что во мне откликается. В итоге написала, что я – Ольга Волкова, адвокат, хочу заниматься защитой прав женщин в семейных спорах. Это был май 2017 года.

– Внутренний голос или подсказка ангела?

– Да, это было какое-то минутное озарение. Написала, отучилась на этих курсах и благополучно обо всем забыла. Вспомнила только поздней осенью, в ноябре 2017 года, когда какой-то виток мыслей вновь вернул меня к этой теме. Так появилась идея создать собственный проект, посвященный юридической защите прав женщин. Идея складывалась по крупинкам. Едешь куда-то, или гуляешь, или сидишь на лекции – вдруг мысль – скорее записываешь. Но чаще это случалось ночами. От мыслей заснуть не могла. Брала телефон и записывала, записывала все идеи, которые хотела воплотить в этом проекте. Так продолжалось, наверное, неделю. А потом все оформилось и сложилось в единый план.

Я читала эти откровения и понимала: вот где настоящие трагедии, вот где причудливые повороты жизни, в которых не достает важного элемента – реальной защиты.

– Шустрая вы! У меня все гораздо медленнее выходит, Lady in Law, наверное, с полгода вынашивал.

– Да, все быстро получилось. Конечно, потом проект обрастал какими-то деталями, тонкостями, но идея родилась одномоментно. Когда записала свои мысли на бумаге, поняла, что, для того чтобы проект правильно преподнести, у меня недостаточно знаний. В маркетинге, в продвижении. И снова пошла учиться. Один интенсив, другой, потом специальный двухмесячный курс. Набравшись нужных знаний, сделала XMind-файл, где расписала всю структуру проекта со всеми ответвлениями: какие сферы права нужно охватить, кто целевая аудитория, возраст, статус, семейное положение, какие проблемы их интересуют, какие из них они хотят решить. Когда поставила последнюю точку, поняла, что объем получается сумасшедший. Одна точно не справлюсь! И начала искать тех, кто мог бы помочь. Опрашивала юристов и людей других профессий, женщин – потенциальных клиентов, просила советов у более опытных коллег.

– Но адвокаты – люди ревнивые! Представляю, как они реагировали!

– По-всякому! Разные мнения были. Некоторые говорили: «Ну не знаю… Женщина к женщине не пойдет. Им гораздо проще пойти к мужчине». Другие говорили, что очень нужная и своевременная инициатива, отличная идея, и обещали прийти за помощью, если понадобится. Но я поняла для себя: если есть полярные мнения, значит, проект интересный, значит, двигаюсь в правильном направлении.

Я штудировала интернет, собирала информацию обо всех, кто хоть как-то занимался правами женщин. Перерыла все, но никого подходящего найти не могла. И тут я вспомнила про Алену Попову. Это наш общественный деятель, феминистка, отстаивает права женщин за гендерное равноправие. Кстати, о ней я узнала от того самого психолога с YouTube-канала, которая всем своим подписчикам разослала письмо со ссылкой на информационный ресурс с просьбой подписать петицию Алены в поддержку закона против жертв домашнего насилия. Я знала, что она – тот человек, которого я искала. Но никак не могла решиться позвонить ей. Мне было жутко как страшно. (Сжимает пальцы.) Страшно выйти первый раз со своим проектом! А вдруг она его не одобрит? Вдруг это лишь мои фантазии? И никому это не нужно.

Я поверить не могла, что такое может быть! Виктория была следующим человеком в списке из 20 экспертов, с которыми я хотела поговорить.

Рассказала о своих страхах одной коллеге. Она говорит: «Оль, да у меня есть знакомая одна – Алена Попова». Я говорю: «Да ну?! Алена Попова?!» – «Давай я тебя с ней познакомлю». Мы встретились. Алене идея понравилась. «Замечательный проект! Начинай! Если нужно, я тебя поддержу. Есть у меня еще один адвокат, как раз специализируется на таких делах, Виктория Дергунова, я предупрежу ее, что ты позвонишь».

Я поверить не могла, что такое может быть! Виктория была следующим человеком в списке из 20 экспертов, с которыми я хотела поговорить.

Когда мы встретились с ней, я хотела просто рассказать о своей идее, спросить ее мнение. А она, что меня удивило (вскидывает брови), сразу перешла к обсуждению дел. Вы не представляете, насколько я обрадовалась, вышла окрыленная. Тогда я поверила в свой проект всем сердцем. Я сказала себе: наверное, это на самом деле то, чему стоит уделить время, чем стоит заниматься, раз все эти люди, кого я искала, сами идут мне навстречу.

– Значит, звезды к вам повернулись! Знак, что на правильном пути.

Набравшись нужных знаний, сделала XMind-файл, где расписала всю структуру проекта со всеми ответвлениями. Когда поставила последнюю точку, поняла, что объем получается сумасшедший.

– Да! Я тоже себя иногда ловлю на этой мысли. Столько новых возможностей открылось! И все они связаны с этим проектом. В том числе и наша встреча с вами. Ваш проект созвучный. У нас разные написания, да? Но на русском мы называемся одинаково – «Женщины вправе».

– Не совсем. Lady in Law – женщина в праве. И это – про вас, про женщин-юристов. Хотя вторым планом, конечно, проходит тема о том, что женщина вправе делать многие другие вещи. А созвучными проекты оказались потому, что эта тема сейчас суперактуальна. И хорошо, что мы это делаем вместе! Но расскажите подробнее о вашем проекте.

– Изначально он планировался намного шире. Мне он представлялся как некий многофункциональный центр для женщин, куда они могут прийти практически с любыми проблемами. Это и семейные споры, и трудовые, и наследство, и жилищные споры, которые связаны с семейными очень тесно. Это и проблемы в бизнесе. Но когда мы с Викторией обсуждали эту палитру, то поняли, что пока не в силах все охватить. Нужно начинать с чего-то одного, того, в чем хорошо разбираемся. И мы решили начать с семейного права.

Сегодня в Instagram можно купить практически любой товар – от квартир до заколок. При этом все продают вслепую, никто не знает, как правильно это делать, как правильно оформить работу онлайн-магазина.

– А надо ли было так себя ограничивать?

– Тогда да, но жизнь все равно располагает собственными планами на нас. Мысли ведь материальны. Если я задумывала проект как МФЦ для женщин, то неудивительно, что мне поступают предложения, которые связаны не только с семейным правом, но и с женским предпринимательством например. Только сначала предложат, а потом спохватываются, спрашивают: «Оля, ты же занимаешься семейными делами. Тебе, наверное, это неинтересно?» Я говорю: «Нет, нет! Это мое!» Я очень хотела помогать женщинам и в бизнесе. Ведь изначально мой план был намного шире. В таких случаях у меня перед глазами всплывает тот самый Xmind-файл, который фактически стал моей «картой желаний» в профессии.

Так я присоединилась к образовательному проекту Оксаны Кухарчук Lady007.ru, который учит женщин, как, даже находясь в декрете, начать свой бизнес с нуля, как монетизировать свои хобби. В рамках проекта я читаю курс «Основы женского предпринимательства в условиях цифровой экономики». Проект волонтерский, абсолютно бесплатный для всех участниц.

– Мне тоже это нравится. Но нам с вами скажут: это же воинствующий феминизм! Почему именно женское предпринимательство? Мужского предпринимательства ведь нет. Есть просто предпринимательство, да?

– Да, но есть нюансы… Мы ведем речь о правовых основах предпринимательства в онлайн-пространстве, в социальных сетях. Зайдите в Instagram, там ведь большинство тем женские, потому что…

– …женщины могут сидеть дома и работать дистанционно.

– Именно! Например, они могут открыть свой интернет-магазин и продавать в Instagram. Сегодня там можно купить практически любой товар – от квартир до заколок. При этом все продают вслепую, никто не знает, как правильно это делать, как правильно оформить работу онлайн-магазина. С упором на это я и подготовила данный курс. Первый поток завершился в августе, сейчас уже стартовал второй.

– Супер! А с чего вы начинали?

– Как и любое дело сейчас, начали с разработки своей визитной карточки – сайта. Нам нужно было о себе заявить. Можно, конечно, было выйти на улицу и прокричать (складывает ладони рупором): «Вот мы – Ольга Волкова и Виктория Дергунова! Занимаемся защитой прав женщин!» Думаете, нам кто-то бы поверил? Для того чтобы нам поверили, мы должны были это доверие заслужить. Как это можно было сделать? Только общаясь с потенциальной аудиторией, раскрывая свою экспертность через просветительские посты в социальных сетях, отвечая на вопросы подписчиков в комментариях, разбирая конкретные случаи из жизни, выступая с лекциями, публикуя экспертные статьи в СМИ.

Семейное право не та сфера, где можно кричать на каждом углу или холодными звонками завлекать: «Приходите к нам, мы вас разведем!» Это аморально и безнравственно. (Хмурится.) Мы – за сохранение семьи, а если это невозможно – за мирное урегулирование семейного конфликта. Мы за то, чтобы предупредить развитие событий по негативному сценарию. Наша цель – сформировать у женщины привычку обращаться к адвокату в превентивных целях, когда развода еще можно избежать. Многие женщины, к сожалению, юридически безграмотны. Мы хотим эту ситуацию хоть немного, что в наших силах, исправить.

Мы – за сохранение семьи, а если это невозможно – за мирное урегулирование семейного конфликта. Наша цель – сформировать у женщины привычку обращаться к адвокату в превентивных целях, когда развода еще можно избежать.

– Лечить болезнь при первых симптомах?

– При намеке на первые симптомы! Одна из основных наших задач – пропаганда мирного разрешения семейного конфликта. Не выходя в судебные споры.

– Медиация?

– Медиация, мирные соглашения, брачный контракт. Вот, что мы пропагандируем. Чтобы и семью сохранить, и детей оградить от конфликтов, не допустить вовлечения их в споры родителей. Не допустить нанесения им психологических травм. Для этого, в частности, мы пригласили в проект психолога по семейным отношениям Анну Хныкину и других специалистов по узким направлениям.

– Ловлю себя на мысли, что общаюсь с супервумен, заряженной энергией всепоглощающей помощи. Наверняка недобросовестные клиенты эксплуатируют это ваше замечательное качество в своих корыстных интересах?

– Было однажды… Хотя не уверена, что это была корысть, скорее непонимание ситуации и страх потерять ребенка. Ко мне обратилась женщина, знакомая знакомых. Ей меня порекомендовали как человека, занимающегося защитой прав женщин. Она звонила из-за границы, где вышла замуж, родила ребенка и прожила значительную часть жизни. У нее была сложная семейная ситуация, связанная с установлением опеки над ребенком. Она боялась, что ее муж похитит ребенка. С ее слов, он обладал психическим расстройством, применял к ней физическое и психическое насилие. В таких условиях совместная жизнь стала невыносима. И в один момент ее адвокат там, за рубежом, посоветовал ей бежать. В Россию. С билетом в один конец.

– Вместе с ребенком?

– Да! Вместе с ребенком. Она мне звонила, плакала, говорила, что ей срочно нужно вылететь в Россию, что это ее единственный шанс, единственный выход, иначе папа увезет ребенка, и она его никогда не увидит. «Помогите! У меня нет денег на билет». Естественно, я не могла не откликнуться. Я поверила и всеми силами старалась найти деньги и бесплатное жилье. Если с жильем разобралась относительно быстро, то с билетами были трудности. Не знаю, сколько времени потратила, разыскивая ей денежные средства. Обзвонила все фонды, все кризисные центры, писала знакомым и незнакомым людям в Facebook, чтобы найти деньги. Наконец достучалась до одного кризисного центра. Нам пообещали дать деньги. Но оказалось, что билет стоит больше, чем они могут выделить. Они не вправе перевести деньги ей лично, нужно приезжать к ним с документами, вносить недостающую сумму, и только тогда они смогут выкупить билет.

Если как юрист я не могу помочь или моя помощь не требуется, нужно хорошо подумать, прежде чем что-то делать на благо другого человека.

– Вы помогали ей как адвокат?

– Нет. Все это я делала как обычная женщина, которая просто не может пройти мимо просьбы о помощи. Ко мне не обращались за юридической помощью, меня просто молили помочь с переездом.

– И что в итоге сделала наша мать Тереза?

– Да, что сделала Оля? Оля внесла собственные деньги. И сестру тоже вовлекла. Кроме нас к этой благотворительной акции присоединились еще два человека, но уже со стороны той женщины. Мы вчетвером сложились и купили билеты для нее и ее ребенка. Она прилетела. Я наняла ей такси из аэропорта за собственный счет, разместила ее, интересовалась условиями быта, разговаривала с ней без счета времени, успокаивала, пыталась оценить ситуацию с юридической точки зрения, советовалась с коллегами, пыталась спрогнозировать исход. Но что-то пошло не так. Появились претензии по тем вопросам, которые я на себя не брала.

Возникает вопрос: зачем я приложила столько усилий, тратила время и деньги, если того, что я сделала, все равно оказалось недостаточно? В общем, я поняла, что мы, как адвокаты, прежде всего должны оказывать юридическую помощь. Если как юрист я не могу помочь или моя помощь не требуется, нужно хорошо подумать, прежде чем что-то делать на благо другого человека.

– Я всегда такие случаи для себя квалифицирую как уроки. Если я потерял что-то очень серьезное, я говорю, что да, это, наверное, плата за урок. А много ли в вашей юридической практике было дел, когда люди хотели поживиться за счет другого на «законных», скажем так, основаниях?

– Первое, что приходит в голову, – наследственный спор, где родственники судились за большие денежные средства, оставленные на счетах умершей. Муж покойной утверждал, что эти деньги на момент смерти супруги составляли их совместную собственность и он имеет право на их половину. А мы доказывали, что эти деньги не были нажиты супругами совместно, а поступили от продажи умершей своих долей в уставном капитале юридического лица, и были ее единоличной собственностью. Дело длилось очень долго, десятки выписок по расчетным счетам и вкладам на них, бесчисленные объяснения и пояснения для судьи, который не хотел разбираться в цифрах и искать связи между ними (рисует на столе воображаемые крестики и нолики). В итоге, когда судья огласила решение в нашу польщу, я, наконец, поняла, что второе высшее образование по специальности «Бухгалтерский учет, анализ, аудит» все же было получено не зря!

– Пригодился опыт работы в консалтинге?

– Конечно. Лишних знаний не бывает.

Психология – это незатухающая страсть! Мне важно глубоко разбираться в психологии взаимоотношений, психологии конфликта.

– С профессией все ясно. Теперь о личном. Надо же иногда отдыхать от юридических будней! Как вы это делаете?

– Первое, что меня спасает, – это путешествия. Если есть возможность, используем любые праздники, чтобы добавить день-другой к выходным и улететь куда-нибудь с ребенком, с мужем, с сестрой в Европу. Изучаем достопримечательности. Пробуем местную кухню.

И еще – психология. Это незатухающая страсть! Я прошла кучу тренингов по теме женщины и семьи. Мне это интересно не только в приложении к собственной семье и ребенку. Мне важно глубоко разбираться в психологии взаимоотношений, психологии конфликта. Почему он возник? Как развивается? К чему это приводит? На нашей страничке в Instagram много постов, посвященных психологии.

Одно из последних моих увлечений – этикет. Несмотря на то что само это понятие восходит к галантному веку, в современных условиях значение этикета возрастает многократно. Мир стал интерактивен и доступен, никогда не знаешь, с кем встретишься завтра и на каком уровне придется общаться. Важно быть к этому готовым. Важно правильно себя представить, рассказать о себе при знакомстве. Важно уметь поддержать беседу.

– Знаете, какая мысль мне сейчас пришла? Этикет – это как язык. Вот ты не знаешь английского языка и чувствуешь себя получеловеком там, где другие люди говорят на нем свободно. А когда ты его знаешь, тебе легко, ты понимаешь, что в любом уголке мира будешь чувствовать себя нормально. То же самое – этикет. Ты знаешь, как и с кем себя вести, как себя держать при любой ситуации. Я заканчивал военное училище. И служил в Венгрии. Однажды венгерский министр обороны устроил для нас, молодых офицеров, прием. Нас пригласили с женами. Огромный стол, накрытый по канонам, сохранившимся со времен Австро-Венгерской империи. Перед тобой приборы. Слева штук пять этих вилок, вилочек и ложечек, справа столько же ножей, ножичков и лопаточек. Сижу и думаю: «Боже мой! Как мне быть?» Жена, львовянка, говорит: «Бери те, которые с краю. Когда будут менять блюда, оставляй их на тарелке – бери следующие». В общем, справились!

– Это все ужасно интересно! Недавно, буквально две недели назад, мы с мамой и сестрой были на мастер-классе по столовому и винному этикету. Как раз именно по шесть столовых приборов было около каждой тарелки. Этикет – это вообще удивительная наука. Но если ее освоишь, с ней появляется свобода, возможность перейти на другой уровень.

– Этикет – это язык поведения, если переложить на понятную речь. А еще существует культура тела. Не культуризм, а умение держать себя в здоровом теле. Вы дружите со спортом?

– О! (Вдохновенно.) Я просто не успела вам рассказать! Со спортом у нас взаимная любовь. Я тренируюсь, наверное, уже лет пять на постоянной основе. Причем пробую разные направления. Одно из последних – тяжелая атлетика.

– Оля, сразили наповал! При вашей комплекции?

– Представьте себе – штанга! Я знаю, отношение к тяжелой атлетике среди женщин неоднозначное. Среди наших тренеров (вот здесь надо пояснить) были штангистки – мастера спорта, члены сборной России. Вы бы слышали их голоса! Если бы я разговаривала с ними по телефону, ни за что бы не поверила, что разговариваю с женщиной. Поэтому первое, что я сказала тренеру: я такой быть не хочу. (Смеется.) Он меня успокоил и развеял все сомнения. Здесь главное – постепенность и правильные веса.

К штанге я пришла не по собственной воле. Меня туда затянула сестра. Сравнительно недавно вблизи наших домов открылся замечательный спортивный зал для Crossfit-тренировок. Надя пошла первой. Ей для укрепления спины, а это наша общая боль, предложили попробовать групповые занятия со штангой. Штанга суперэффективно действует на мышцы спины, которые ты не мог проработать годами! А здесь за полгода тренировок у тебя ровная спина и бонусом – подтянутые ручки. (Делает изящный жест рукой.) Не от всяких занятий я получаю такое удовлетворение.

– Вы сознательно идете на такие дерзкие эксперименты?

– Да. Мне все интересно. И пилатес был, и йога, даже pole dance. А сейчас я остановилась на персональных тренировках в зале с тренером, с собственным весом или спортивным оборудованием, с тренажерами. Занимаюсь два раза в неделю, а в выходной – совместный поход в бассейн и сауну. Долгое время занималась с утра. Выезжала из дома в шесть и в семь была уже в зале. Сейчас занимаюсь вечером, одновременно с дочерью. Так эффективнее. Но просыпаюсь по-прежнему в пять.

– Не трудно просыпаться в такую рань?

– Не трудно. Я рано ложусь. У меня ведь дочка ходит в школу. И я стараюсь засыпать вместе с ней в десять вечера. Но зато много успеваю, многое могу.

Текст: Александр Крохмалюк
Фото: Евгения Синкевич
и из личного архива героини.

Читать дальшеСкрыть

Письмо главреду